Собянин в Законе

Поделиться
  • 7
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
    13
    Поделились

По итогам заседания президиума Координационного совета при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции, состоявшегося 1 июня 2020 года, Вами было дано поручение Минюсту России, Минздраву России и Роспотребнадзору (с привлечением профессионального юридического сообщества) проанализировать практику применения нормативных правовых актов, принятых в целях борьбы с распространением новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации, обратив особое внимание на положения, в наибольшей степени затрагивающие права и интересы граждан.

В результате проведенного исследования Минюст России считает, что меры, введенные на территории Российской Федерации (в том числе указы мэра Москвы и нормативно-правовые акты Правительства Москвы), приняты в пределах компетенции соответствующих органов власти, безусловно отвечают конституционным целям охраны жизни и здоровья граждан, соразмерны угрозе распространения эпидемии на территории Российской Федерации. То есть, всё было законно и обоснованно.

Однако, москвичи так не думают. И мы так не считаем. И вот почему.

Заключение

О практике применения нормативных правовых актов, принятых в целях борьбы с распространением новой коронавирусной инфекции на территории
Российской Федерации

Вводная часть

По итогам заседания президиума Координационного совета при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции, состоявшегося 1 июня 2020 года, Минюсту России, Минздраву России и Роспотребнадзору было дано поручение совместно с экспертным юридическим сообществом проанализировать практику применения нормативных правовых актов, принятых в целях борьбы с распространением новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации, обратив особое внимание на положения, в наибольшей степени затрагивающие права и интересы граждан.

В результате проведенного исследования Минюст России считает, что меры, введенные на территории Российской Федерации (в том числе указы мэра Москвы и нормативно-правовые акты Правительства Москвы), приняты в пределах компетенции соответствующих органов власти, безусловно отвечают конституционным целям охраны жизни и здоровья граждан, соразмерны угрозе распространения эпидемии на территории Российской Федерации. Однако, заключение Минюста России не включает оценку ряда важных обстоятельств, которые должны получить правовую оценку.  В порядке выражения мнения экспертным юридическим сообществом, премьер-министру Правительства РФ направляется настоящее заключение.

Необходимо признать, что действия как федеральной, так и региональных властей совершались в авральных условиях, без достаточной к тому подготовки. Вместе с тем, это не может быть основанием для послаблений в оценке действенности принимаемых мер и их юридической корректности при оценке вопроса о массовом нарушении прав граждан. 

Отсутствие системного (научного и административного) подхода к предпринимаемым действиям

В РФ существует структура, которая создавалась и исторически имела своей целью защиту населения от чрезвычайных ситуаций: это министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС России). Кроме этого был создан Координационный совет при Правительстве Российской Федерации по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации, создан Оперативный штаб по взаимодействию профильных органов исполнительной власти, рабочая группа Госсовета по противодействию распространению коронавируса.

Вместе с тем, МЧС фактически не привлекалось к обеспечению безопасности населения и защите его от заражения коронавирусом. В состав ни одного из вышеназванных органов не вошли специалисты с профильными знаниями (вирусология, иммунология, юриспруденция), способные предостеречь чиновников от принятия неверных решений. Подобный подход –  когда в органы власти назначают лояльных, а не компетентных специалистов – нельзя расценить иначе, как злоупотребление полномочиями со стороны лиц, проводивших назначения. В результате во вновь образованные органы попали лица, ответственные за предшествующее уничтожение («оптимизацию») системы здравоохранения.

Результат работы этих органов, не имевших в своём распоряжении достаточной достоверной информации, привёл к череде неграмотных решений (см. например, очереди в Московском метро 15 апреля 2020 г.) и введении неэффективных, унизительных для граждан и дискриминационных по своему характеру мер, подрывающих, в первую очередь, доверие к власти как к таковой.

При этом ситуация с коронавирусом никак не зависела от решений властей: по настоящее время не было создано эффективного средства борьбы с COVID-19, массово применяемое лечение является симптоматическим, применяемые меры не имеют доказанной эффективности, а некоторые даже противоречат рекомендациям ВОЗ и мировым практикам. Никаких статистически значимых и медицински обоснованных данных об эффективности мер, принимаемых правительствами как регионов, так и федеральным правительством, в настоящий момент не опубликовано.

Закрытие профильных клиник и уничтожение коечного фонда

В результате «оптимизации» здравоохранения, реализуемого федеральным и региональными властями, начиная с 2014 г. произошло резкое сокращение коечного фонда в стационарах и уменьшение кадрового медицинского состава. По сравнению с 1990 г. общее число коек сократилось в Москве и России, соответственно, на 57% и 60%. Количество коек инфекционного профиля сократилось на 65%, создав угрозу эпидемической опасности в отношении респираторных инфекций.

В вышеозначенных действиях руководства как страны, так и Москвы усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ (“Халатность”). 

Отсутствие достоверной информации о коронавирусе

Ни одно из профильных министерств, ни один из новообразованных органов не обеспечил получения гражданами достоверной и полной информации о коронавирусной инфекции. Этим было нарушено право неопределённого круга лиц на получение достоверной информации о состоянии окружающей среды, гарантированное ст.42 Конституции РФ. При острых пневмониях обязательным элементом диагностики является взятие мазков и секционного материала для определения состава микробных возбудителей. Получаемые результаты должны представляться лечащим врачам в полном объёме. Сокрытие информации о результатах патологоанатомических исследований недопустимо, поскольку они являются наиболее надёжным показателем эпидемической ситуации и эффективности лечения. Такими сведениями врачи и СМИ не располагают по настоящее время, что несёт угрозу утяжеления эпидемической ситуации. До сих пор не опубликована основанная на достоверных данных статистика по результатам вскрытий лиц, предполагаемо инфицированных SARS-CoV-19.

На настоящее время отсутствуют (не доступны для широкой публики ни официально, ни иным способом) российские исследования, устанавливающие сроки жизни SARS-CoV-19 на различных поверхностях и в различных условиях. Имеющиеся данные противоречивы; зарубежные данные показывают крайне недолгое время жизни вируса в условиях открытого воздуха и естественного солнечного облучения. 

Для констатации эпидемии определяющим правовым актом являются установленные Роспотребнадзором ежемесячные эпидемические пороги. Эпидемия объявляется при их значительном превышении. В ситуации с COVID-19 эти пороги в Москве и ряде других субъектов РФ не превышены, по стране в целом сохраняется нормальная эпидемическая обстановка. Более того, среди основных циркулирующих вирусов SARS-COV-2 даже не упоминается.

Таким образом, на настоящий момент нет никаких статистически значимых, проверяемых, публично доступных, достоверных, медицински обоснованных данных о том, что:

  1. Режим изоляции оказал значимое влияние на распространение коронавирусной инфекции;
  2. В результате режима изоляции количество больных или летальных исходов уменьшилось;
  3. Ношение масок и перчаток снижает вероятность заражение коронавирусом носящего или других лиц;
  4. Отрицательные эффекты от ношения масок и перчаток и содержания на протяжении длительного срока в условиях изоляции совокупно лучше влияют на организм, чем перенесённое заболевание коронавирусом;
  5. Лица старше 65 лет не в состоянии сами принять решение о нахождении в изоляции или об отказе от неё;
  6. Ограничение посещения предприятий, где возможны массовые скопления людей и соблюдаются санитарно-гигиенические нормы, может оказать влияние на число случаев заболевания коронавирусом;
  7. Статистика смертей от лёгочных заболеваний в 2020-м году существенно отличается от статистики за прошлые годы;
  8. Эпидемическая обстановка в период с 01.02.2020 по 07.06.2020 отличается от нормальной и был превышен эпидемический порог.

По факту, сейчас страна находится в состоянии информационного вакуума и порождённого им правового волюнтаризма. Так, с одной стороны, официальными органами распространяется информация о количестве жертв, превосходящих пороговыег значения для введения ЧС федерального уровня; с другой, официальная информация подтверждает отсутствие превышения эпидемических порогов по ОРВИ для более чем половины субъектов РФ. При этом наиболее строгие меры вводятся в регионах, в которых эпидемические пороги не превышены (Москва и Московская область). 

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Действиями руководства регионов, принимающими меры явно произвольного характера без учёта эпидемической обстановки в регионе;
  2. Действиями руководства регионов, сообщающими населению не имеющую объективной основы информацию о состоянии окружающей среды в части заболеваемости COVID-19;
  3. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанным бездействием руководства регионов.

Сообщение населению заведомо ложной информации о наличии в субъекте РФ эпидемии является преступлением, предусмотренным ст. 207.1 УК РФ. Однако, такая информация неоднократно сообщалась на федеральных и региональных телеканалах. В связи с этим, действия глав субъектов РФ должны быть проверены на наличие в них состава вышеуказанного преступления.

Отсутствие тест-систем и достоверной диагностики

В настоящее время отсутствует информация о тест-системах, позволяющих диагностировать коронавирус с приемлемой избирательностью. Это, в свою очередь, приводит к постановке ложноположительных диагнозов и изоляции лиц, не инфицированных коронавирусом, в местах изоляции вместе с лицами, страдающими коронавирусной инфекцией. 

Паника от использования имманентно дефективных тестов, гипердиагностики и необоснованного расширения показаний для госпитализации пациентов  спровоцировала массовое перепрофилирование городского коечного фонда. В результате врачебные услуги больным коронавирусной пневмонией, потребителям медицинских услуг, оказывались не профильными специалистами, не владеющими требуемым объёмом знаний и умений. В результате больные с тяжёлой коронавирусной пневмонией направлялись на лечение в непрофильные медицинские учреждения: Центр колопроктологии, НИИ медицины труда, челюстно-лицевой госпиталь, Центр питания и безопасности пищи, Центр здоровья детей, медицинский биофизический центр и др. В то же время больные с плановыми и острыми неинфекционными заболеваниями не могли быть госпитализированы из-за закрытия тысяч коек профильных стационаров.

В частности, в Москве по настоянию руководства столицы больные с подтверждённым и неподтверждённым диагнозом COVID-19 направлялись одним потоком в стационары, в результате чего происходило внутрибольничное инфицирование, у больных возникали микст-инфекции, утяжелявшие течение заболеваний. По причине гипердиагностики и непрофессионального распределения госпитализируемых пациентов — потребителей медицинских услуг возникли многокилометровые очереди машин скорой помощи перед приёмными отделениями стационаров. В машинах скорой помощи больные фактически подвергались истязаниям, ожидая по 5-9 часов поступления в приёмный покой, будучи всё это время без питания, туалета и экстренной помощи наиболее тяжёлым пациентам.

Это является прямым и очевидным нарушением права граждан на охрану здоровья. Стратегически этими действиями выявлена уязвимость в системе национальной безопасности: вполне достаточно партии тестов с низкой избирательностью в сочетании с отказом от использования протоколов подтверждения положительных результатов для того, чтобы парализовать работу системы здравоохранения такого города, как Москва.

При этом от направляемых в ковидные стационары пациентов без подтверждённой коронавирусной инфекции скрывалась информация об опасности их внутрибольничного заражения, увеличивающего риск смертельного исхода. При оказании массовой услуги в виде тестирования на COVID-19, инициированной Собяниным С.С., людям не сообщалось, что используемые тесты дают большую ошибку и непригодны к индивидуальному применению. В результате потребитель оказывался в неведении относительно дефектности получаемой услуги.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Действиями руководства регионов и профильных служб, увеличивших поток “возможно заражённых” за счёт недостоверной диагностики, и оказавшихся неготовыми к обработке увеличенного потока.
  2. Действиями руководства регионов и профильных служб, допустивших помещение неинфицированных лиц в ковидные стационары без информирования помещаемых о вероятности внутрибольничного заражения.

В вышеозначенных действиях руководства как страны, так и Москвы усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст. 236 УК РФ (“Нарушение санитарно-эпидемиологических правил”).

Невведение режима ЧС

Чрезвычайная ситуация признаётся имеющей федеральный характер в случае, если в её результате количество людей, погибших и (или) получивших ущерб здоровью, составляет свыше 500 человек, либо размер материального ущерба составляет свыше 1,2 млрд. рублей.

Исходя из того, что количество погибших от коронавируса на 07.06.2020 составляет 5 859 человек, ситуация должна была быть классифицирована как чрезвычайная ситуация федерального характера не позднее 22 апреля 2020 года.

Режим “повышенной готовности” подлежит объявлению лишь при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации. В случае, если чрезвычайная ситуация уже возникла, органы управления и силы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций функционируют в режиме чрезвычайной ситуации. Закон при этом не предусматривает права властей любого уровня отказаться от введения режима ЧС.

Бездействие как федеральных, так и региональных властей, выразившееся в невведении в разумный срок режима ЧС является очевидным неисполнением своих обязанностей правительствами как федерального , так и регионального уровней.

В национальном законодательстве РФ отсутствуют положения, обязывающие исполнительную власть действовать во благо народа. Вместе с тем, такие требования предусмотрены ст.12 “Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах”, и неисполнение их правительствами разных уровней, выразившееся в невведении в разумный срок режима чрезвычайной ситуации вопреки требованиям закона и постановления федерального правительства, являет собой нарушение прав целого народа и ненадлежащим исполнением обязанности по управлению государством. В вышеозначенных действиях руководства как страны, так и субъектов РФ усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 285 (“Злоупотребление полномочиями”) или 293 УК РФ (“Халатность”). 

Отсутствие чётких мер и рекомендаций

Неопределение границ зон ЧС

Ни в одном из субъектов федерации руководство субъекта не установило границ зоны ЧС в своём регионе. Неопределение границ зон ЧС сделало невозможным ограничивать перемещение граждан на основании ст. 8 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». 

Вместе с тем, в ряде регионов продолжают привлекать граждан к административной ответственности за нарушение режима передвижения со ссылкой на ст. 8 вышеуказанного закона, произвольно трактуя указы руководства региона как объявление всего региона зоной ЧС.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Бездействием руководства регионов, не определившим зоны ЧС;
  2. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанным бездействием руководства регионов;
  3. действиями лиц, привлекающими к ответственности граждан на основании якобы нарушения ими запрета на передвижение.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ (“Халатность”). 

Отсутствие единых мер по профилактике распространения коронавируса

В течение всего периода с даты признания опасности коронавирусной инфекции (31.01.2020) по настоящее время отсутствуют единые рекомендации для жителей субъектов РФ, касающиеся методики поведения в чрезвычайной ситуации. Так, в ряде субъектов РФ введены требования по ношению Средств индивидуальной защиты органов дыхания, при этом под ними понимаются одноразовые дыхательные маски, которые СИЗОД не являются. 

Вместе с тем, практика их ношения навязывается всеми органами исполнительной власти, за их отсутствие штрафуют, а Роспотребнадзор рекомендует при отсутствии маски отказывать покупателю в обслуживании,  игнорируя гражданское законодательство. 

Государственные органы при этом дают прямо противоположные рекомендации: МЧС сообщает, что маски можно не надевать на улице; при этом Роспотребнадзор изначально требовал постоянного ношения масок. 

Отсутствие единых рекомендаций в области профилактики распространения коронавирусной инфекции прямо показывает на:

  1. отсутствие координации между субъектами РФ и на неэффективность вновь созданных координационных органов;
  2. отсутствие понимания сути угрозы и достоверных данных о способах борьбы с ней.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. МЧС России, не исполнившим обязанности по информированию населения о методах и способах защиты от коронавирусной инфекции;
  2. Профильными министерствами и ведомствами, не предоставившими своевременно достоверной информации о способах распространения коронавирусной инфекции и об эффективных способах предупреждения её распространения.

В вышеозначенных действиях как Правительства РФ, так и Москвы усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ (“Халатность”). 

Применение необоснованных практик

Под видом мер, нацеленных на предотвращение распространения коронавирусной инфекции, органы исполнительной власти насаждают проведение меры, напрямую направленные на извлечение прибыли и зачастую опасные для здоровья граждан.

“Масочный” режим

Властями регионов вводится обязательное ношение одноразовых дыхательных масок, но при этом населению не разъясняются правила ношения таких масок. В частности, не разъясняется ни требование сменять маску каждые 2-3 часа, ни правильные способы её одевания и снятия, ни опасность маски для лиц, страдающих заболеваниями дыхательной системы и системы кровообращения. Не разъясняются неизбежные такие последствия ношения масок, как гипоксия и гиперкапния, неизбежно приводящие к снижению иммунитета, повышению уязвимости для инфекций (в т.ч. COVID-19) и потенциально приводящие к потере сознания и травматизации. Научно обоснованная информация об эффективности масок и перчаток и о возможных вызванных их ношением побочных эффектах отсутствует, что, в сочетании с отсутствием информации о жизнеспособности вируса в различных условиях, делает применяемые меры волюнтаристскими. 

Применение защитных перчаток также имеет свои правила и противопоказания, и при ненадлежащем использовании может увеличить риск распространения коронавирусной инфекции вместо предотвращения её распространения.

Особо циничным выглядит в этих обстоятельствах выглядит рекомендация некоторых территориальных органов Роспотребнадзора по утилизации масок: предлагается просто выбросить маску, относящуюся к классу “Б” медицинских отходов, в мусорное ведро. Подобная самодеятельность на местах была бы невозможна при наличии единой позиции федерального ведомства.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителями регионов, фактически обязавшими граждан применять небезопасные для здоровья средства индивидуальной защиты и не обеспечившим надлежащего информирования граждан о правилах их применения и возможных побочных эффектах;
  2. Главным санитарным врачом региона, допустившим назначение гражданам фактически медицинской процедуры (ношения средств защиты) без учёта возможных противопоказаний;
  3. Главными санитарными врачами региона, не разъяснившими населению правила ношения, использования и утилизации индивидуальных средств защиты;
  4. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанными действиями руководства регионов.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступлений, предусмотренных ст. 293 УК РФ (“Халатность”), ч.1 ст. 236 УК РФ (“Нарушение санитарно-эпидемиологических правил”).


Непредоставление средств индивидуальной защиты органов дыхания

Вышеописанные требования глав регионов по использованию СИЗОД (или аналогов) дополняются тем, что власти не обеспечивают граждан средствами индивидуальной защиты органов дыхания, как это предусмотрено пп. 3(в) Постановления Правительства РФ от 2 апреля 2020 г. № 417 «Об утверждении Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации», а предлагают гражданам самостоятельно, зачастую — под угрозой штрафа и отказа в обслуживании, приобретать такие средства, в том числе — в подконтрольных властям субъекта структурах (например — Московский метрополитен). 

Очевидно, что пп. 3(в) вышеуказанного постановления не может истолковываться как обязывающий граждан приобретать такие средства защиты; тем не менее, по настоящее время власти регионов (при поддержке судов!) продолжают толковать вышеуказанные положения как обязывающие граждан приобретать СИЗОД или их аналоги, фактически принуждая граждан расставаться со своим имуществом (денежными средствами) ради реализации принадлежащих им от рождения прав (например, права на свободу передвижения в общественном месте).

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Федеральным правительством, использовавшим в пп. 3(в) Постановления Правительства РФ от 2 апреля 2020 г. № 417 «Об утверждении Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации» формулировку, допускающую двойное толкование;
  2. Руководителями регионов, фактически обязавшими граждан применять средства индивидуальной защиты и не обеспечившим их предоставления гражданам;
  3. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанными действиями руководства субъектов РФ, фактически являющимися вымогательством.

При проверке описанного в настоящем пункте нарушения необходимо также проверить возможность извлечения личной выгоды лицами, входящими в состав руководства региона, от платного распространения дыхательных масок, поскольку это однозначно образует состав преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ (“Злоупотребление служебными полномочиями”). Принуждение к приобретению СИЗОД за свой счёт также имеет признаки преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ (“Вымогательство”).

Фактическое помещение под домашний арест

Условия “самоизоляции”, описанные в нормативных документах глав регионов, в которые помещались граждане, фактически соответствуют условиям домашнего ареста, то есть — лишению свободы. Помещение граждан в такие условия явно противоречит п. 1(е) ст.5 “Конвенции о защите прав человека и основных свобод” 1950 г., поскольку Конвенция разрешает помещение под стражу лиц лишь с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, но не с целью защиты лиц от инфицирования и вообще не предполагает помещения под стражу неинфицированных лиц. Аналогичным образом ст. 55 ч.3 Конституции РФ не предполагает ограничения права на свободу лица ради защиты его собственных прав.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителями региона, фактически поместившими неопределенный круг лиц под домашний арест;
  2. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанными действиями руководства субъектов РФ.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступлений, предусмотренных ст. 127 УК РФ (“Незаконное лишение свободы”).

Применение изоляции без учёта её побочных эффектов

Режим принудительной изоляции по месту жительства был введён руководителями ряда субъектов РФ без учёта возможных последствий для здоровья лиц, подвергающихся такой изоляции, как то: гиподинамия, психологический дискомфорт и десоциализацию, наличие возможных психологических  противопоказаний (клаустрофобия и др.) и иных. Насильственная изоляция пожилых людей вызывает депрессию, страх, чувство одиночества, лишает социальных контактов с родственниками, способствует злоупотреблению алкоголем. Это неизбежно ведёт к ухудшению здоровья. Запрет на прогулки лишает возможности вырабатывать витамин D, обеспечивающий активизацию иммунитета.

Последствия халатного отношения к здоровью граждан, выразившегося в непринятии во внимание возможных отрицательных последствий для особо уязвимых категорий граждан на данный момент оценить не представляется возможным.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителями регионов, фактически поместившим неопределенный круг лиц под домашний арест без предоставления надлежащих условий существования;
  2. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанными действиями руководства субъектов РФ.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст. 236 УК РФ (“Нарушение санитарно- эпидемиологических правил”).

Изоляция в непригодных условиях

Изоляция лиц, у которых выявлен CoV-19, происходит, среди прочего, на дому без исключения контакта с лицами, проживающими с инфицированным. Кроме того, в случае проживания такого больного в многоквартирном доме невозможно обеспечить исполнение предписаний, направленных на предотвращение коронавирусной инфекции. В частности, в МКД невозможно гарантировать надлежащее обращение с отходами жизнедеятельности изолированного (класс “Б”) и проведение дезинфекционных мероприятий.Наличие единой вентиляционной системы в многоквартирных домах существенно увеличивает риск распространения высококонтагиозных заболеваний по всему многоквартирному дому в случае “изоляции” больных на дому.  

Таким образом, изоляция в домашних условиях не может быть признана соответствующей требованиям, предъявляемым министерством здравоохранения к обращению с пациентами, у которых выявлена коронавирусная инфекция и не могут рассматриваться, как оказывающие влияние на распространение COVID-19.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителем региона, нарушившим право граждан на здоровье и безопасную окружающую среду путём помещения лиц, возможно страдающих инфекционным заболеванием, в условия, в которых не исключено инфицирование других лиц;
  2. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанными действиями руководства субъектов РФ.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 236 УК РФ (“Нарушение санитарно- эпидемиологических правил”), ст. 237 УК РФ (“Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей”).

Введение “квазипропускного” режима

Введение в некоторых регионах РФ (Москва, Московская область) “квазипропускного” режима является, как минимум, необоснованным с точки зрения закона и логики.

Так, фактически, неоформление пропуска не ограничивает права гражданина на перемещение. Из текста указа прямо следует, что единственная цель требования “пропуска” – обеспечение возможности привлечения граждан к административной ответственности. По факту, оформление пропуска достигает ещё одну цель: неоправданный с точки зрения декларируемых целей (ограничение перемещения по городу) сбор личных данных пользователей, решивших оформить такой пропуск. 

Очевидная нелогичность действий властей Москвы и Московской области, очевидная направленность на поборы с москвичей и жителей области, явное пренебрежение интересами жителей, демонстративная однонаправленность реализации властных полномочий без какой-бы то ни было логики поведения (самодурство власти) не только дискредитировали власть субъектов перед народом, но, по сути являются унижающим человеческое достоинство обращением в отношении всех граждан этих субъектов федерации.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителем региона, продемонстрировавшим абсолютно наплевательское отношение к горожанам, несовместимое с должностью, обладающей властными полномочиями в демократическом государстве;
  2. Бездействием органов прокуратуры, не отреагировавшими на нарушение прав неограниченного круга лиц вышеуказанными действиями руководства субъектов РФ.

При оценке последствий описываемых действий власти необходимо также проверить наличие у лиц, ответственных за обработку данных, вынесение и обработку постановлений об административных правонарушениях личной заинтересованности в вынесении возможно большего количества таких постановлений.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ (“Злоупотребление должностными полномочиями”).

Превышение полномочий главами субъектов

Глава субъекта РФ вправе ввести режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации только и исключительно для соответствующих органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Полномочий распространять действия этих режимов на лиц, не входящих в эти структуры, Закон главам субъектов РФ не предоставляет. Более того, ответственные лица вправе при “осуществлять меры, обусловленные развитием чрезвычайной ситуации, не ограничивающие прав и свобод человека и гражданина и направленные на защиту населения и территорий от чрезвычайной ситуации, создание необходимых условий для предупреждения и ликвидации чрезвычайной ситуации и минимизации ее негативного воздействия.”

Правила поведения обязательные для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации не требуют от граждан подчиняться ограничениям гражданских прав, вводимых властями субъектов РФ, и не дают последним права вводить такие ограничения. 

Очевидно, что введение правил поведения, ограничивающих права и свободы человека и гражданина, руководством субъекта РФ прямо противоречит ч.3 ст. 55 Конституции РФ. Также из текста закона прямо следует, что руководитель субъекта РФ не вправе распространять действия вводимого режима на лиц, не входящих в структуры органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителями субъектов РФ, принявших решения о введении ограничений сверх указанных в Постановлении Правительства РФ от 2 апреля 2020 г. № 417 и распространивших их на лиц, не входящих в структуры органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ (“Превышение должностных полномочий”).

Приостановление экономической деятельности

В отсутствии объективных данных о том, что продолжение деятельности предприятий, соблюдающих достаточный уровень санитарии и в которых возможны скопления людей, прекращение их деятельности носит явно волюнтаристский характер и не может быть объяснено логически. Решение же о приостановлении деятельности предприятий, в которых скопления людей не происходит или маловероятно (напр., парикмахерских, автосервисов, магазинов, туристических агентств) является необоснованным нарушением прав граждан на достойный уровень жизни, на распоряжение своими способностями к труду и на свободную экономическую деятельность.

Решениями властей ряда регионов были приостановлены деятельность политических партий, посольств, религиозных организаций и СМИ, что в принципе не может быть совместимо с действующим законодательством.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителями субъектов РФ, принявших решения о прекращении деятельности предприятий, не несущих обоснованного риска распространения коронавирусной инфекции.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ (“Превышение должностных полномочий”).

Отказ гражданам старше 65 лет в дееспособности

Люди возрастной группы 65+ фактически оказалось под домашним арестом. Той же возрастной группе фактически отказали в дееспособности решать свою судьбу и оценивать опасность своих действий (а фактически — реализацию своего конституционного права на передвижение) для себя и окружающих. При этом не были оценены негативные последствия, которые содержание под стражей может нести для этих людей.

Актами глав субъектов  проведена сегрегация людей по возрастному признаку на полноправных граждан и ограниченных в правах пожилых людей, как неспособных принимать адекватные решения для своего здоровья — и это сделано несмотря на данные популяционных исследований, подтверждающих, что смертность у них ниже, чем в трудоспособном возрасте. Им определяются более строгие меры самоизоляции, чем остальным категориям граждан, запрещено пользоваться правами, предусмотренными гражданам младше 65 лет, например, следование к ближайшему месту приобретения товаров, работ, услуг; выгул домашних животных на расстоянии до 100 метров от места проживания; выноса отходов до ближайшего места накопления. Пожилым и старикам запрещено даже то, что позволено осуждённым в учреждениях ФСИН – ежедневная прогулка. Этим унижается их человеческое достоинство, внедряется пренебрежительное отношение молодежи к пожилым и старикам, усиливается расслоение общества, рвутся социальные и семейные связи. Такие действия являются негуманными, дискриминационными, унижающими честь и достоинство национальной элиты — ветеранов ВОВ, выдающихся учёных, пожилых врачей, педагогов и др.

Лишение контактов c внешним миром является пыткой, что однозначно запрещено ст. 21 Конституции РФ.

Таким образом, действующее законодательство было нарушено:

  1. Руководителями субъектов РФ, принявших явно дискриминационные и необоснованные решения об изоляции на строгих условиях  людей старше 65 лет.
  2. Руководителями субъектов РФ, фактически применившим пытки к лицам старше 65 лет.

В вышеозначенных действиях руководства субъектов РФ  усматривается, как минимум, наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ (“Истязание”).

Бессмысленность и необоснованность ограничений

Фактически как федеральная власть, так и власть субъектов отказалась от здравомыслия в вопросах оценки рисков и последствий применяемых мер, отказалась от использования данных, прошедших научную проверку, и принимала решения, базируясь либо на непроверенных данных, либо без учёта каких бы то ни было входных данных вовсе. Тем самым были не только нарушены конституционные права и свободы граждан, но и нарушено предполагаемое право на обоснованность и разумность при реализации властных полномочий.

По оценке академика Г.Г. Онищенко, разделяемой членами Президиума РАН, идёт «гибридная информационная террористическая атака» в виде нагнетаемого Собяниным С.С. в Москве панического психоза. Учитывая катастрофический объём вреда, нанесенного экономике и социальной жизни, действия по распространению заведомо ложной информации о коронавирусе (например, о наличии эпидемии в регионах, в которых не превышены эпидемические пороги) имеет все признаки террористического акта.

Вышеизложенное показывает, что в разобранной в настоящем заключении деятельности как федеральной власти, так и властей субъектов РФ присутствуют существенные нарушения прав граждан. 

В докладе Минюста РФ содержится указание на то, что “Конвенция о защите прав человека и основных свобод, а также практика органов Совета Европы предполагают, что властям не только предоставлено право, но под угрозой ответственности возложена обязанность действовать наиболее эффективным образом для сохранения жизни людей. Аналогичный подход закреплен в целом ряде статей Конституции Российской Федерации.” Из приведённого выше совершенно очевидно, что действия как федеральных, так и региональных властей были далеки от “максимально эффективных” и их негативные последствия мы сможем оценить лишь в долгосрочной перспективе. Вместе с тем, по настоящее время отсутствует и научно обоснованное понимание угрозы, и достоверные данные о её размерах и возможном ущербе, и оценка действий федеральных властей, соответствующая букве и духу ст. 2 Конституции РФ: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.”

И.А.Гундаров
Д.И.Лысаковский

Приведённое выше обращение направлено в Правительство РФ 08.06.20 за вх. № 1613481.

Исходник, комментарии разрешены.

Другие статьи по теме


Поделиться
  • 7
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
    13
    Поделились

4 комментария к “Собянин в Законе

  1. натали

    Здравствуйте! Хочу выразить огромную благодарность Дмитрию, за то что он в нынешней ситуации продолжает руководствоваться законом, а не целесообразностью. И вопрос: какой может быть грамотный алгоритм действий человека, к которому заявился Роспотребнадзор с предписанием изоляции как контактного (причем не называя даже конкретно с кем). Вариант «не пущать» — отличный, но есть реальные факты, когда суд не разбираясь выносит решение и помещает отказавшегося подписать документы гражданина в обсерватор. Многие сейчас интересуются этим вопросом, а вот дельной информации нет.

    • Ram

      Пожалуйста свяжитесь с нами через контактную форму или по почте info@unlex.org
      Чтобы Вам ответить нужна более конкретная и подробная информация.
      С такими обстоятельствами как описано у Вас в комментарии мы ещё не сталкивались

      • натали

        У меня лично нет такой ситуации. Но я изучаю ситуацию. И вижу массу жалоб людей в сети на соцмониторинг. Плюс реальные рассказы здоровых людей из забитых обсерваторов. А когда я заинтересовалась, насколько реально загреметь в обсерватор по решению суда- я нашла много судебных решений. У вас на странице много информации по пропускам, по маскам. А вот вопрос закрывания на равном месте здоровых людей на изоляцию (из-за того что их кто-то там то ли заболевший/то ли нет в качестве контакта обозначил), а тем более в обсерватор — это очень актуальная тема, но по ней информации «что делать» практически нет. А такая информация была бы очень полезной людям. Тем более пропуска уже отменяют, на маски клали все. А вот роспотребнадзор работает с размахом и не собирается останавливаться. Осенью дети пойдут в школы и сады, и что? Один затемпературит, или училка после обязательной прививки закономерно сляжет, с признаками орви или как «контактных» подпишут всю группу/класс, с ними их родителей и прочих. Эта темка очень актуальна, а будет еще острее

Добавить комментарий